Новости
  01/12/2009

Настройка Windows Server 2003/2008
  10/04/2009

Сайт дополнился интерестными статьями о Сборке компьютеров, Веб-дизайне, Сетевых технологиях...
 


ОРАКЛ ЛАРРИ ЭЛЛИСОНА


  «Ты никогда ничего не добьешься, чертов неудачник, - отец осуждающе смотрел на Ларри Эллисона. - Об успешных парнях не пишут в газетах всякую ерунду. Они не подводят товарищей. И не ломают носы так глупо, как ты!»

Ларри хныкал, размазывая слезы по лицу, и никто, ни один человек в мире не увидел бы в этом пареньке будущего мультимиллионера и основателя второй по величине компьютерной компании в мире.
...Что еще Ларри мог услышать от отца? Ни на что не годный, бесполезный, глупый, который никогда и ничего в жизни не сможет добиться, - это он, Лоуренс Джозеф Эллисон, или просто Ларри. В школе - сплошные замечания и плохие отметки. Дома - непослушание. В спорте - ну вот разве что в спорте Ларри добился кое-каких успехов: играл в сквош, хоккей, особенно любил волейбол. Но и то, когда его команда проиграла из-за мяча, который Ларри случайно пропустил, и об этом написала местная газета, отец вырезал заметку и долго носил с собой, не упуская случая достать ее и в который раз заговорить о неудачниках, которые умудряются попасть в газеты.



Нет, Ларри вовсе не был глупцом. По правде сказать, он считал себя умнее всех своих одноклассников и не стеснялся об этом заявлять. Просто ему было скучно сидеть в классе и пялиться в учебники. Его интересовали вещи, которые в школе не проходят. Например, откуда берутся черные дыры. Или - как делают космические корабли. Или - как устроены человеческие гены. Он запоем читал, придумывал увлекательные истории, такие, что школьные приятели просто рты открывали от удивления. Все истории были похожи: в них рассказывалось про него, Ларри Эллисона, - какая очередная невероятная штука с ним приключилась и как он вышел победителем благодаря смекалке и изворотливости. Они казались очень правдивыми, даже слишком, но приятели все-таки подозревали, что Ларри все выдумывает. Однако поймать друга на вранье не смогли ни разу.
Вот только отец, слушая его придумки, хмурился и нудным голосом повторял: «Тебе надо ходить в школу, прилежно учиться, иначе ты ничего не добьешься в жизни. Луис Эллисон не для того приехал в Америку из далекой России, не для того сменил простую еврейскую фамилию Гольдман на Эллисон в честь острова Эллис, чтобы его отпрыск подвергал сомнению слова учителей и параграфы учебников... » Ларри с удовольствием слушал его рассказы про путешествие из Крыма на пароходе, рассматривал золотой браслет с надписью кириллицей и большой медный самовар, который Луи зачем-то привез с собой, но верить отцу решительно отказывался. Он был твердо убежден: нужно думать своей головой и выдавать самые фантастические идеи. Потому что - кто знает? - может, завтра они станут совершенно реальными!

Поначалу казалось, что отец прав и Ларри ни к чему не пригоден. Он с трудом закончил школу, еле поступил в Чикагский университет, но бросил его после первого же курса. Затем попробовал свои силы в Беркли, но и там продержался недолго: тяги к наукам у него явно не было.
Зато обнаружился талант к программированию: гигантские железные ящики с чудным устройством и набором перфокарт оказались самыми верными друзьями Ларри. Он писал на заказ программы и очень скоро стал зарабатывать довольно неплохие деньги, которые, правда, спускал в один момент: копить Эллисон совершенно не умел. Зато умел мечтать и присматривался к тому, что происходит вокруг. В то, что за компьютерами, этими неуклюжими шкафами с оборудованием, будущее, он поверил сразу. А еще он понял, что главное в новом мире - информация и кто первым научится правильно с ней обращаться, тот и станет королем.
«Я буду богачом!» - удивлял он родителей, приезжая на выходные домой. «Я буду миллионером!» - говорил своим новым приятелям на работе. «Запомните мои слова, я всех сделаю», -сообщал Эллисон работодателям. Те смотрели на него как на умалишенного: даже предположить, что Ларри станет не то что миллионером, а просто владельцем своего бизнеса, было невозможно: он ездил на велосипеде, обедал в пиццерии и выглядел как обычный технарь с большим самомнением. Правда, Ларри умел быть чертовски убедительным: за полчаса мог уговорить на что угодно. Начальника - на прибавку к жалованью. Коллегу - сделать работу за Ларри, пока тот сгоняет по делам. Он беспрестанно рисовал, зачеркивал и снова чертил схемы, которые сделают его богачом. И однажды наконец придумал...
...Ларри быстро понял: ему интересно заниматься только одним - создавать и продавать компьютерные базы данных. «Базы данных - это так скучно звучит», - морщилась очередная подружка, и Ларри заводился с пол-оборота: «Да что ты понимаешь, детка! Базы данных - они везде! Ты когда-нибудь номер в отеле бронировала? А заказ по каталогу делала?» «Ну и что? - не понимала подружка. - Раз они есть везде, что же ты собираешься продавать?» «Те, что есть, - плохие, медленно работают, с ними одна морока, - терпеливо объяснял Ларри. - Вот представь: ты пришла на вечеринку, и тебе захотелось пива. Где ты будешь его искать?» «Ну, - задумывалась та, - на кухне, наверное. ..»«Правильно, - радовался Ларри. - И базы данных точно так же ищут нужную информацию. Точнее, должны искать. А на самом деле они перерывают весь дом: гостиную, спальню. Зато наш «Оракул» все делает как надо: сразу лезет в холодильник. Здорово придумано?»
Примерно то же самое Ларри объяснял и своим первым клиентам. Если верить ему, новая программа могла делать умопомрачительные вещи: выделить, например, один магазин из сети супермаркетов, который работает лучше других, определить, какой сорт сыра в апреле во Флориде пользуется наибольшим спросом, и т. д. «Oracle» умел обрабатывать кучу разных данных, и поэтому первыми заказчиками стали ЦРУ и ВВС США. А сделала программу «Oracle» - никому не известная фирма с тем же названием, состоявшая всего из нескольких человек: Ларри и трех программистов.

Это было время, когда вчерашние студенты организовывали крохотные фирмы и тут же начинали зарабатывать десятки, сотни тысяч долларов. Или разорялись... Ларри и его друзья и были такими студентами, сделавшими ставку на новые времена.



Где-то неподалеку в заброшенном гараже юноша по имени Билл Гейтс вместе с Полом Алленом придумывали компанию «Microsoft», а Стив Джобс - компанию «Apple». Правда, Ларри был нахальнее их обоих: он сразу снял роскошный офис в небоскребе, где трудились только брокеры, адвокаты и целые финансовые корпорации. На парня в ковбойских сапогах, приезжавшего на пижонской красной «Мазде», и его смешливых приятелей, которые гоготали, скакали друг на друге верхом, обитатели небоскреба смотрели с опаской и уважением: ходили слухи, что эти юнцы работают не то на правительство, не то на секретные службы. По крайней мере в их офис регулярно приносили длинные белые конверты без обратного адреса -такие обычно рассылали ФБР и ЦРУ.
Ларри обрастал связями, повсюду без устали рекламировал свою новую придумку - «Oracle». Он быстро убеждал каждого, что «Oracle» - это такая штука, о которой можно только мечтать: мало того, что она делает фантастические вещи, так еще и подходит для любой машины - от гигантских ЭВМ размером с гардероб до мини-компьютеров.
О главном он умалчивал: технологию «Oracle» придумали вовсе не они. Ее создали в лаборатории «IBM», главного компьютерного гиганта той поры, после чего неосмотрительно опубликовали промежуточные результаты работы в одном специализированном журнале. A «Oracle» был маленьким, хищным, голодным и очень быстрым: ни Ларри, ни его друзья не были математиками, зато они неплохо соображали и первую коммерческую версию своей программы выпустили всего несколько месяцев спустя.
Она была хороша всем, кроме одного: программа не работала. Точнее, работала, но через день... Или зависала в самый неподходящий момент. Еще она могла съесть данные заказчика или выдать неправильный ответ. Но главное - «Oracle» была. Они взяли высоту - теперь оставалось только держать оборону и отстреливаться.
Офис в высотке был их штабом: с утра до ночи тут мерцали мониторы компьютеров, сотрудники Ларри отбивались от разъяренных клиентов и выискивали ошибки в коде. Когда истекали все сроки, они могли послать заказчику пустую или испорченную дискету, а потом картинно удивлялись: «Что, не читается? Завтра попробуем еще раз». Если программа опять не работала - говорили в трубку: «Упс, чувак, какая неприятность. Мир несовершенен. Но мы заедем, посмотрим, в чем дело». Клиентам не из чего было выбирать - ничего похожего на «Oracle» все равно не существовало. Эллисон самолично объезжал поле битвы - конференции, специализированные ярмарки, офисы крупных фирм - и расхваливал свой продукт. Он был убедителен, чертовски обаятелен, обещал фантастические скидки и не моргнув глазом объявлял о новых версиях, за которые его программисты пока даже и не брались. «Ребята, надо сделать то-то и то-то к такому-то числу», - сообщал он вечером в офисе. «Да это вообще невозможно! А если бы даже было возможно, на это потребуется полгода!» - доносилось из разных углов. «Три недели», - отрезал Эллисон и исчезал. И через месяц появлялась очередная версия - кособокая, но все же работающая.
Эллисон знал главное: важно успеть занять нишу, иначе тебя растопчут те, кто бегут следом. А потом все будет не важно. Базы данных меняют раз в десять лет - это он тоже четко знал. Каждого клиента, которого им удавалось заполучить, Эллисон, как в детстве, кормил сказками, обещая золотые горы, - завтра, послезавтра, через месяц. Но теперь он за свои сказки получал невиданные деньги. И не только он: «Oracle» стала самой быстрорастущей компанией в Америке, ее прибыли удваивались каждый год. Счет шел на десятки, сотни тысяч, на миллионы, потом... Эллисон потерял счет деньгам. Он кутил, крутил романы, покупал самолеты и яхты, появляясь в офисе раз в неделю, что бы прочесть лекцию о квантовой механике, - а потом... в один прекрасный день все обрушилось...
..Ларри протер глаза и посмотрел на рентгеновский снимок, висевший над кроватью. Ключица сломана в трех местах, шея - в двух, переломаны ребра и множество мелких костей, а растяжений, ушибов, сотрясений - не счесть. Черт понес его на эти Гавайи! Ларри просто хотел развеяться - в компании что-то плохо пошли дела, и надо было немного отдохнуть, поразмыслить. Но зачем же он, пятидесятишестилетний миллионер, серьезный вроде бы человек, полез на доску для серфа?! Тем более что надвигался шторм и волны были высотой в пятиэтажный дом? Да просто Ларри сказал себе, что раз те двадцатилетние пацаны смогут, то уж тем более сможет и он.
Подумаешь - доска! Первый опыт серфинга прошел блестяще: Ларри оседлал волну. Но тут в мгновение ока волна понесла его и швырнула о землю. Крэк, крэк, крэк - он перестал чувствовать шею, потом правую руку и плечо, а когда лопнуло ребро, вонзившись в легкое, Ларри отключился.
Теперь он лежал в больничной палате и изумленно оглядывался по сторонам. Здесь было как-то подозрительно уютно. Из магнитофончика доносилась придворная музыка Гагаку, на стене висела японская гравюра, а на тумбочке лежали небольшой томик стихов Эдгара По и костяные палочки для еды. «Похоже, здесь побывала Дженни», - догадался Ларри и широко улыбнулся. Дженни - это его персональный ассистент в «Oracle», девушка, на которую он мог положиться, как на себя самого. Она прекрасно знала все его вкусы, до мелочей. Ларри обожал все японское: графику, еду, музыку, одежду... Даже свой дом в Калифорнии он выстроил в виде японской виллы: его собрали в Киото, потом разобрали, перевезли через океан и заново построили в поселке Атертон на краю Силиконовой долины. В доме была комната для чайной церемонии, полы из обожженного дуба, коллекция японских мечей и шлемов Кабуто и, особенная гордость, сад в японском стиле - с сакурой, дорожками, выложенными камнем, аккуратно подстриженными деревцами и маленьким заросшим прудом. Вход в дом охраняли два каменных чудовища, тоже сделанных в Японии примерно пять веков назад: их Ларри перехватил у одного безденежного калифорнийского музея. Была еще, конечно, подземная стоянка с целым автопарком: пара «Bentley», несколько «Ferrari», три «Acura» - Ларри обожал яркие спортивные машины. Но автостоянка - это неинтересно: куда любопытнее неприметный полигон по соседству с домом. На нем стояли «Сессна», два реактивных истребителя, один прогулочный самолетик, и уже расчищали место под советский «МиГ», который Эллисон собирался приобрести. Дом, разумеется, без начинки и, конечно, без аэродрома, обошелся ему примерно в 40 миллионов долларов, но Ларри не жалел денег: в конце концов, его персональное состояние на момент катастрофы на Гавайях насчитывало более миллиарда и росло с каждым днем. Эти деньги принес ему «Oracle», но последние новости с фронтов были ужасающи: кажется, Эллисон впервые в жизни имел все шансы потерять и компанию, и состояние. Он вспомнил о работе и нахмурился, затем снова взглянул на снимки, ухмыльнулся, как делал всегда, когда ему в голову приходила отличная идея, и придвинул к себе листок бумаги. «Он стоит три миллиарда, - вывел он первую строчку. - Его история читается как детектив. Он вырос вундеркиндом в бедном и опасном квартале Чикаго. Стал программистом. Построил «Oracle», крупнейшую в мире компанию по производству баз данных.
Его бизнес едва не погиб. Он сам едва не погиб - на волне, на Гавайях. Но он вылечил себя и вылечил свой бизнес». И подпись внизу - «Oracle». Их невозможно победить». Ларри перечитал все еще раз и отдал листок Дженни, как раз входившей в дверь: «Перешли это в «Forbes», пусть напечатают в виде рекламы на целую полосу. Нам не мешает снова напомнить о себе».


Корпорация «Oracle», Силиконовая долина, США

Все бы ничего, но почти каждая строчка этого хвастливого объявления была неправдой. Его состояние пока что не дотягивало до трех миллиардов. Он определенно никогда не был вундеркиндом, и уж тем более не был бедным и опасным район Чикаго, в котором он жил: в нем селились еврейские эмигранты из России и жили весело и дружно. Ларри, как обычно, с ходу придумал очередную историю, как сочинял их всю жизнь: красивую, броскую и имеющую очень отдаленное отношение к реальности. Оказывается, он жил в трущобах, был маленьким гением, побеждавшим всех в школе и шутя получившим докторское звание по физике в престижном чикагском университете, а отец его был «миллионер, чемпион по теннису и кандидат в конгрессмены». Правда, отцовское состояние исчезло непонятно куда вместе со свидетельством о том, что он когда-либо баллотировался в конгресс или держал в руках ракетку. Но Ларри не сбивался и в своих фантазиях был абсолютно тверд, когда бы и кто бы его ни спросил: да, доктор физики (в университете, из которого его отчислили после первого курса), да, отец почти сенатор. Он жил в собственной, придуманной и оттого куда более честной реальности - просто потому, что настоящий мир вокруг оказывался слишком шатким, зыбким и ненадежным.
Все началось в двенадцать лет: именно тогда юный Ларри узнал, что Луис Эллисон и добрейшая миссис Лиллиан Эллисон - вовсе не его настоящие родители. Он их приемный сын, а его родная мать по имени Флориан живет себе где-то: ей исполнилось всего восемнадцать, когда он родился, она была не замужем, а одной очень тяжело растить ребенка, да еще такого болезненного - в девять месяцев Ларри едва не умер от пневмонии. Что до отца, то его вообще никто и никогда не видел.
Именно тогда Ларри замкнулся, принялся читать книжки и на все поучения Луис отвечал только: «Да пошел ты!» А как иначе, если собственный отец оказался вовсе не отцом, и сам он - не- понятно кто? Может, он наследный принц? Или отпрыск знатного дворянского рода? Кто знает... С этим «кто знает» Ларри прожил сорок пять лет, пока наконец не нанял частных детективов, чтобы те нашли его мать. Поиски увенчались успехом, но Ларри никогда и никому не рассказывал о той встрече: перед ним сидела совершенно чужая женщина, и он пожалел, что вообще во все это ввязался. Не было у него ни дворянского прошлого, ни состояния в банке, а Лиллиан Эллисон оказалась его родной теткой. Что ж, и на том спасибо. Единственное, что он имел и во что верил, - его фирма.
Он вел ее к процветанию и постоянно твердил: мало стать первым, нужно, чтобы все остальные сдохли. Вообще-то это был знаменитый девиз Чингисхана, но Ларри повторял его так часто, что он стал кредо его жизни. Конкурентов Ларри считал личными врагами и действовал соответственно своим убеждениям.
Когда им удивительным образом удалось обойти компанию, которая сделала аналогичную «Oracle» базу данных, только стабильнее работавшую, он собрал сотрудников и объявил: «Мы победили. Теперь мы купим их офис и сровняем его с землей. Потом посыплем землю солью. А потом - потом мы придем за их семьями». Никто в зале не улыбнулся: на войне как на войне...
На этой войне нет запрещенных приемов - и вот в компьютерных изданиях появляется реклама, на которой изображен военный самолет с улыбающимся летчиком. На борту самолета перечекнутые крестиками названия фирм всех главных конкурентов «Oracle». И подпись - «Последняя база данных на свете». Внизу приписка: «Мы использовали без разрешения чужие торговые марки, и это самая скромная из проблем их владельцев». «Oracle» была тогда еще довольно небольшой компанией, и выглядело это, как если бы домашняя закусочная решила торпедировать «Макдоналдс». Зато запомнились они всем. «Хотят судиться? Пусть судятся! - кричал Эллисон. - Мои юристы что-то заскучали».


- 2 -

 


copyright (c) 2006-2013, ABNET Company. all right reserved

Click here Click here Click here